Под желтые обои какие шторы


Подбираем шторы к желтым обоям

Шторы к желтым обоям или покраске нужно подбирать аккуратно, чтобы не переборщить с яркостью и обеспечить лишь положительные эмоции. Желтый — цвет радости и солнца. Такой оттенок стен является прекрасным выбором, ведь известно, что он способствует снятию стресса.

Содержание статьи

Выбираем цветовую палитру занавесок

Перед покупкой гардин нужно тщательно изучить, какие шторы подойдут к желтым обоям. Наиболее часто дизайнеры рекомендуют использовать следующие комбинации:

К солнечным стенам можно подобрать шторы цвета весенней сочной травы или же нежного салатового. Прекрасным выбором станут гардины с рисунком, выполненным в зеленой гамме на молочном или белом фоне. Если планируется использование двойных штор, то прозрачные полотна желательно выбрать из однотонного материала, а плотные могут быть с орнаментом. Для маленького помещения рекомендуется использовать мелкие узоры.

При выборе оттенка гардин следует взглянуть на тон обоев. Если они выполнены в теплой цветовой палитре, то занавески следует повесить в мягком тоне. Прекрасно будут выглядеть салатовые, огуречные и травянистые оттенки. Для лимонных стен станут гармоничным дополнением холодные цвета. Морской или аквамариновый — в самый раз.

Синий идеально дополняет желтый. Небо и солнце всегда радуют взор. Здесь нет ограничений, поэтому к любому оттенку желтого можно выбирать понравившийся тон синего. Темные и глубокие кобальтовые тона подчеркнут жизнерадостность стен. Голубые занавески придадут комнате невесомости и воздушности. Светло-желтые обои подчеркнут бархатно-синие шторы или же цвета летнего неба. Если выбор пал на узорчатую ткань, то фоном должны служить белый, голубой, бежевый и бледно-желтый.

Розовые шторы станут подходящими для детской комнаты. Они придутся по душе и маленькому ребенку, и подростку. Хотя полосатые портьеры, где сочетаются всевозможные розовые оттенки, могут украсить даже гостиную. Цвета мальвы, пудры и кармина гармонично дополнят яркие желтые обои.

Коричневые шторы хорошо смотрятся и в монохромном, и в разноцветном варианте. Растительные орнаменты позволят акцентировать внимание на ярких стенах. Выбор оттенка допускается любой. С желтым покрытием прекрасно сочетаются и шоколадные тона, и светло-кофейные. Примеры на Textile.shop.

Если желтая комната является гостиной, кабинетом, столовой или спальней, то в ней можно повесить гардины красного или оранжевого цвета. Здесь следует учесть, что такое помещение должно быть достаточно большим, ведь комбинация желтых стен и красных занавесок в узких стенах производит давящее впечатление. А вот счастливые владельцы просторного дома или квартиры с высокими потолками вполне могут себе позволить шторы яркого оранжевого или насыщенного красного тонов. Рисунки тоже подойдут. Можно выбрать ткань с золотыми узорами на темно-красном фоне или с алыми вензелями на более спокойном основании.

Мало найдется экстравагантных натур, которые решатся подобрать шторы черного цвета. А вот использовать узоры оттенка ночного неба на полотнах вполне допустимо и даже приветствуется. Темный орнамент позволит добавить контрастность интерьеру.

Белый всегда расширяет пространство и придает свежесть. Для желтых обоев лучше подобрать материю молочного или слегка бежевого оттенка с рисунком. Элегантно будут смотреться и белые гардины с желтыми рисунками.

С солнечным сочетаются и все оттенки фиолетового. Это может быть сиреневый, лиловый, баклажанный. Для большой комнаты прекрасно подойдут светло-сиреневые шторы с темно-фиолетовым орнаментом.

Как влияют сочетания с желтым на человека

При выборе гардин нужно учитывать не только, какой цвет штор подойдет к желтым обоям, но и изучить влияние той или иной комбинации на психику:

  1. Желтый с красным возбуждают нервную систему. Такой вариант лучше всего использовать в комнатах, где человек не находится постоянно. Это может быть гостиная или столовая. Хорошо подходит такая комбинация для кабинета, ведь там человеку требуется интеллектуальная активность. Для детей такой вариант применять не стоит.
  2. Желтый с зеленым приносит умиротворение. Такое сочетание способствует релаксации. Станет удачным вариантом для детской комнаты или спальни.
  3. Желтый с синим несет положительные эмоции, но немного угнетает нервную систему и уменьшает аппетит. Комбинация предрасполагает к отдыху, душевной беседе. Идеально подойдет для гостиной.
  4. Желтый с белым дарит прохладу, простор и свободу. Здесь очень важно грамотно расставить акценты, чтобы интерьер не смотрелся скучноватым.
  5. Желтый с коричневым является классикой. Такое сочетание хорошо подойдет для столовой или спальни. Оно позволит обрести покой и равновесие.
  6. Желтый с фиолетовым напоминает о весне. Такая цветовая комбинация позволяет сосредоточиться и обрести чувство собственного достоинства. Рекомендуется применять в спальне, гостиной, кабинете.

Как подобрать интересные шторы к желтому

Итак, выбирая подходящие расцветки, осталось лишь не прогадать и приобрести гардины, которые в тренде. С солнечными стенами актуально смотрятся полосатые полотна. Они могут быть выполнены в одной гамме или же быть разноцветными. Подойдут и горизонтальные, и вертикальные полосы. Здесь все зависит от того, какого эффекта от штор следует ожидать. Если нужно приподнять потолки, то рекомендуется остановить свой выбор на вертикальных линиях. Горизонтальные полосы, наоборот, помогут слегка расширить само помещение.

Абстракции на сегодняшний день весьма востребованы. Они прекрасно подойдут к интерьеру с желтыми обоями в стиле арт-деко или модерн. С помощью абстрактных рисунков можно визуально изменить геометрические пропорции комнаты или скрыть острые углы.

Растительные принты всегда приветствуются в желтых помещениях. Они помогают подчеркнуть природную сущность цвета. Идеально подойдут такие занавески для комнаты в стиле кантри.

Геометрия украсит яркую детскую комнату. Также хорошо сочетаются геометрические черно-белые узоры на шторах с желтой гостиной или кабинетом. Синие или зеленые фигуры на материи будут выигрышно смотреться в спальне или столовой.

Шторы с крупным орнаментом категорически нельзя использовать в маленьких комнатах. В свою очередь, мелкие узоры потеряются в простором помещении.

С украшениями для штор под желтые обои следует быть осторожными. Серебряными и золотыми изделиями лучше не увлекаться. Идеальным вариантом станет дерево или его имитация.

Смотрите еще несколько фото занавесок и штор к желтым обоям и стенам в интерьере разных комнат:

Сохранить

Сохранить

Шторы к желтым обоям какой цвет подойдет в спальню, гостиную фото примеры

В комнатах, где мало естественного света, теплую атмосферу создают оттенки желтого – цвета радости и солнца. Если насыщенный солнечный цвет выбран в качестве основного, важно разумно «разбавить», «приглушить» его. Светло-желтый, наоборот, следует подчеркнуть, дополнить другими красками. При выборе штор под желтые обои в качестве второстепенных дизайнеры рекомендуют использовать в интерьере белые цвета, природные краски.

Фотогалерея более 40 фото

Облегчить выбор занавесок в комнату помогут лучшие дизайнерские решения. В подборке фото представлены различные комнаты: квартир и загородных домов это шикарная золотистая гостиная с бордовыми портьерами, небольшая детская в теплых солнечных красках с голубой органзой, уютная кухня с цветными занавесками.

Шторы к желтым обоям можно подобрать в одной гамме со стенами, если обивка, предметы интерьера станут ярким акцентом. Выбор цвета стеновой отделки зависит от расцветки мебели.

Когда шкафы, кровать в спальне или детской белые или нейтрального бежевого цвета, занавески и тюль выбирают по правилам создания цветовых сочетаний. Чаще в интерьерах сочетают тона, гармонирующие между собой. К ярким обоям подбирают портьеры или занавеси в нежных, размытых тонах, к бело-желтой отделке комнаты лучше выбрать яркий синий или оранжевый текстиль.

Сочетания оттенков с желтыми стенами

Посмотрев вариации интерьеров в солнечных тонах, пора приступать к выбору. Не стоит использовать один цвет в оформлении помещений, это слишком скучно и банально.

Какие еще шторы подходят к желтым обоям, стоит рассмотреть подробнее.

Зеленый со всеми его оттенками




К желто-песочным стенам выбирают салатовые или болотные оттенки, зелень свежей листвы на шторах к желтым обоям чаще присутствует фрагментарно, гардины с рисунком, растительным принтом станут украшением гостиной. Естественно в любых помещениях выглядят салатовые, огуречные и травянистые оттенки. Для лимонных обоев выбирают холодные тона зеленого.

Синий с его оттенками




Голубой, васильковый, бирюзовый, цвета морской волны – все тона синего идеально дополняют солнечные краски. Цвет неба и солнца всегда гармонируют. Главное выбирать сочетаемую интенсивность красок. Если говорить о рисунке, возможно сочетание дуэта синий-желтый с бледным бежевым, коричневым, оранжевым фоном.

Ярко-оранжевый и красный

Какие шторы подойдут к желтым обоям (8 фото)

Желтый цвет оказывает позитивное влияние на психологическое состояние, помогает в борьбе со стрессовыми ситуациями, при упадке сил, наполняет все положительной энергией.

Желтое украшение стен выглядит впечатляюще, оригинально, красиво и это великолепный выбор при оформлении различных дизайнов. Для того, чтобы интерьер был неотразимым, следует подобрать подходящие шторы к желтым обоям, мебель и иные аксессуары.

Содержание статьи

Лучшие сочетания различных оттенков с желтыми стенами

Обои солнечного цвета уже красиво смотрятся на стенах, теперь узнаем, какого цвета шторы или занавески подойдут к желтым обоям и станут отлично сочетаться с ними.

Зеленый со всеми его оттенками.

Возможен вариант подбора занавеси оттенка яркой летней травки, либо нежно салатового цвета, в случае если, обои не яркого, а светло оттенка.

Синий с его оттенками.

Голубой, синий, бирюзовый — безупречные партнеры желтого цвета, что является, одним из самых лучших и удивительных комбинаций: дуэт небесной синевы и солнечных лучей. Дизайн в желто — голубых оттенках смотрится динамично и комфортно. Креативно выглядят стены желтого цвета с ярко – синими шторами, либо с более светлыми васильковыми цветами.

Ярко — оранжевый и красный.

[adinserter block=»1″]

Данный союз цветов идеальным будет только в помещениях с большой квадратурой и со стенами песочного оттенка, но никак не в маленькую спальню. Интересно станут смотреться красные занавески с золотыми, либо оранжевыми узорами и креативным орнаментом.

Коричневый.

Уникальное сочетание цветов, на фоне ярких стен используются не только монохромные коричневые шторы, но и узорчатые ткани. Отлично будут выглядеть занавеси различных оттенков коричневого. Для завершенности, нужно дополнить обстановку некими элементами декора, например подушками для дивана, из такой же ткани, что и занавеси.

Белый, бежевый.

Классический тандем, освежает комнату, визуально увеличивает, выглядит беспроигрышно. Такие оттенки в дуэте друг с другом создают летнее настроение. Наиболее нежные оттенки бежевого успокаивают насыщенность ярких обоев. Благодаря им будет освежающий интерьер с теплыми акцентами.

Для элегантного стиля помещения, стоит уделить внимание шторам, с белым фоном и золотистой окантовкой, которая неотразимо будет играть красочными цветами в цвет стен. В случае монохромного дизайна комнаты, разнообразить оттенок желтого способна белоснежная вуаль из тюля.

Сиреневый, лиловый.

[adinserter block=»2″]

Данное сочетание создает романтичную обстановку, отлично подходит для оформления комнаты молодой барышни, либо лицам подросткового возраста. Можно попробовать для украшения окон, шторы с разнообразием полосок различных оттенков, тогда они будут удивительным украшением гостевой, оклеенной яркими обоями.

Бордовый

Данный цветовой тандем превратит любое помещение в королевские хоромы. Идеально выглядит дуэт желто — золотистых обоев и насыщенно бордовых занавесок.

Как влияют разнообразные цветовые сочетания на людей?

При выборе занавесок, нужно акцентироваться, не только лишь на совокупности оттенков, но и на разнообразных комбинациях, которые оказывают воздействие на психологическое состояние.

Такой вариант категорически не идет для детской!

[adinserter block=»3″]

Декорации

К желтым обоям без рисунков, превосходно подходят занавеси, украшенные различными модными абстракциями. По мнению дизайнеров, можно подобратьодну из следующих прекрасных комбинаций, для окон:

[adinserter block=»6″]

Несколько советов для выбора идеальных занавесей для желтых обоев

После того, как узнали, о модных орнаментах, об идеальных цветах штор под желтые стены и обои, об их влиянии на психологическое состояние, следует знать о несколько секретов о выборе занавесок.

Огромные рисунки зрительно уменьшают размер помещения, поэтому они плохо подходят для комнат маленького размера.

Если цвет обоев яркий, тогда тон штор должен быть нежным.

Если стены однотонные, занавеси следует украсить яркими разнообразными аксессуарами.

Мелкие абстракции на занавесях – не удачно вписываются в интерьере больших комнат, так как тяжело воспринимаются на дистанции.

Декорации и аксессуары для занавесей: в помещении с яркими желтыми стенами не вписываются посеребренные и золотистые элементы. Следует выбирать деревянные декорации, либо просто выполненные под дерево.

Черный цвет — универсальный, который подходит под любые оттенки, но не в данном случае, так как желтые занавеси выглядят очень резко. Намного лучше станут смотреться партеры, с черными абстракциями на ткани.

Не нужно использовать один цвет в интерьере, он станет смотреться скучно и некрасиво, но и не стоит использовать более четырех цветов, во избежание ляписной обстановки.

Подбирая цвет штор под желтые обои, заранее следует посмотреть различные вариации интерьеров на фото.

Откажитесь от грязно — желтых и горчичных обоев в небольших комнатах. Они сделают их зрительно еще меньше и темнее. Лучшее решение для небольших помещений – яркие оттенки.

Подводя итог, хочется уделить внимание тому, что при выборе занавес к цвету стен, стоит помнить, что их придется видеть ежедневно. Лучше всего опираться на свою интуицию и вкус, чтобы дизайн радовал ежеминутно!

Шторы к желтым обоям: какие выбрать?

Шторы к желтым обоям подобрать весьма непросто. Цвет настолько самодостаточный, что рядом с собой принимает далеко не все тона и оттенки.

Краски жизни и позитива

Желтый цвет. Многие любят его и считают, что он – воплощение жизни, некоторые думают, что это символ разлуки. Скорее такие ассоциации вызваны легендарной песней о желтых тюльпанах. Но какие бы ассоциации у каждого он ни вызывал, в первую очередь это цвет солнца, а значит, он оказывает самое положительное влияние на все живое. Солнце в окно – и угрюмости и депрессии как и не было. С ним в доме и на душе светло. Этот цвет избавляет от стресса и усталости, наполняет все вокруг позитивом и жизненной силой, огромным желанием жить.

Обои в желтых тонах – это интересно, необычно и красиво. Интерьер с ними «живой». Но, к сожалению, обои – это не доминанта в интерьере, более важным считаются шторы. Чтобы образ интерьера был завершенным, выглядел целостно и гармонично, надо четко знать, какие шторы сочетаются с желтыми обоями, а какие – нет.  Акценты надо расставлять правильно. Как? Какие это должны быть занавески: цвет, ткань, фактура. Давайте разберемся, как подобрать занавески под желтый интерьер.

Какие должны быть шторы, если обои желтого цвета?

Этот цвет считают одним из универсальных. Он великолепно сочетается с массой тонов и оттенков, независимо от того, выступает ли он в главной роли или является фоном. Главное правило желтого – не переусердствовать. Иными словами, его не должно быть много.

Профессиональные дизайнеры и колористы уже давно сформировали палитру оттенков, которые можно смело комбинировать с желтым. Наиболее удачными считаются комбинации со следующими цветами:

Желтые обои + зеленые шторы = сочная палитра

Огромное количество зеленых оттенков – плацдарм для бурных фантазий. Портьеры могут быть однотонные зеленые, а могут быть с рисунком. Например, растительный орнамент на бежевых или белых  шторах в сочетании с ярко-желтыми обоями – предел мечтаний любителей ярких красок.

Очень привлекательно рядом с такими обоями выглядят занавески в сочно-зеленом или нежно-салатовом исполнении. Создается ощущение яркого желто-зеленого луга, где светло и ясно. Зеленый выступает нейтрализатором, когда «кислотные» желтые тона обоев компенсируются оливковыми или фисташковыми оттенками портьер.

Желтые обои + синие шторы = шаг навстречу к природе

Цвет лазурной синевы – достойная партия желтому. Синий в сочетании с желтыми красками вызывает ощущение близости с природой. Синие шторы – ваше небо, желтые обои – солнце.

Попробуйте повесить в спальне портьеры, где на бледном голубом фоне размещены насыщенно-синие узоры. Или наоборот, синие завесы с рисунками, вышитыми медовыми или золотистыми нитями. Просматривается что-то королевское.

Желтые обои + оранжевые шторы = экстравагантно и стильно

Желтые обои + белые шторы = элегантная свежесть

Какие портьеры всегда освежают комнату? Конечно, белые. Белый – королевский цвет.

Желтые обои + коричневые шторы = смелое решение

Коричневые занавески настолько интересно выглядят, что принимают всякие стилевые предложения. Можно украсить оконные проемы однотонными коричневыми портьерами, а можно сместить акценты и выбрать шторы не коричневые, а с коричневым узором, рисунком, орнаментом. Все коричневые тона и оттенки уравновешивают насыщенность желтых красок. Очень дорого на желтых обоях смотрятся портьеры в  следующем цветовом исполнении:

Вкусно получилось, не правда ли? Коричневый цвет штор в гармонии с обоями делает интерьер близким к классическому. Остается его дополнить несколькими элементами декора или аксессуарами, например диванными подушками из этой же ткани.

Желтые обои + фиолетовые (розовые) шторы = изысканно и модно

Фиолетовые шторы. Как много они в себе таят волшебного, таинственного и чарующего! Все оттенки фиолетового – достойные образцы. Их сочетание  — пик совершенства.

Розовый  — цвет неоднозначный. Психологи утверждают, что это цвет уверенных людей. Но рядом с желтым об уверенности думать не приходится. Такой симбиоз создает в комнате атмосферу романтизма. Розовые шторы – идеальное решение для будущей леди.

Желтые обои + черные шторы = резко

Черный цвет считают универсальным, подходящим под абсолютно любые цвета, но не в этом случае. Черные шторы на фоне желтых обоев выглядят очень резко и неуместно. Более лояльно смотрятся шторы с черными узорами на полотне. Дополнительные линии и орнамент в черных красках наполнят интерьер контрастом и укажут на четкость линий.

Выбираем шторы – стильные, модные, современные

Модель занавесок подбирают индивидуально под стиль помещения, а цвет их – под цвет стен или обоев. Правило простое: гармония во всем, главное – единение цветовой гаммы.  Какие цвета считают подходящими для желтых обоев? Как их подобрать? Как не перейти грань и не нарушить целостность?

Диапазон тонов, рисунков и узоров настолько широк, что позволяет добиться любых результатов, воплощая в жизнь даже самые нереальные желания.

Дизайнеры сформировали пару-тройку модных композиций в системе «желтые стены – портьеры». Согласно этим параметрам под желтые обои подходят следующие стильные композиции для оконных проемов.

  1. Портьеры в полоску – необыкновенно модно и невероятно стильно. Полоска может быть цветной, например золотистой на зеленых шторах. Портьеры делают комнату визуально шире, если полоска расположена в горизонтальном направлении. Если полоски вертикальные, комната становится выше.
  2. Если ваш интерьер исполнен в стиле модерн или арт-деко, то абстракция на занавесках – это дополнительный козырь вашей комнаты. Такое решение позволяет изменить геометрию всего помещения. К тому же абстрактные узоры сглаживают интерьерные шероховатости, отвлекая взор от внутренних углов и неровных выступов.
  3. Растительный принт на занавесках принимают стили, наполненные природными нотками и натуральными мотивами (прованс, кантри, модерн).

Чтобы правильно и с чувством гармонии подобрать шторы под обои, большинство декораторов рекомендуют при выборе штор воспользоваться правилами и советами из практики.

  1. Чем ярче цвет обоев, тем спокойнее тон штор. Запомните! Активность цвета на портьерах будет неуместной.
  2. Если стену украшают обои однотонные, портьеры можно украсить заметными декоративными аксессуарами. Это могут быть золотистые кольца, медные зажимы или подхваты.
  3. Выбирая цвет штор под тон обоев, рекомендуем предварительно просмотреть все возможные варианты на фото. Такой метод поможет заочно визуализировать палитру цветов.

Самые лучшие посты

какие шторы подойдут к нежным оттенкам для стен, как подобрать красивые сочетания с черным и красным, примеры в интерьере комнаты

Голубые

Небесные занавески на золотистом фоне смотрятся очень эффектно. Приятная холодная расцветка поможет сбалансировать цветовую гамму интерьера. Для создания более плавных переходов между прохладой неба и теплом золота существуют разные дизайнерские приемы.

Например, к однотонным стенам подойдут голубые портьеры с вензелями. Если же обои с рисунком, повесьте монохромные занавески на позолоченный карниз или дополните золотистыми аксессуарами. Другие варианты вариант – двойные шторы или узорчатая органза поверх плотных штор.

Важно: насыщенный оконный текстиль, яркие акценты и контрасты более уместны в комнатах средних и больших размеров

Комбинирование красного с другими цветами

Вариант сочетания Описание Фото
Красно-черные обои Смелое сочетание, которое не подходит для компактных комнат. Черный цвет в деталях интерьера создает современный интерьер.
Красно-белые Универсальный белый цвет гармонично смотрится в комбинации с любыми оттенками, в том числе и красным. Сочетание освежит комнату и добавит света.
Красно-бело-черные Идеальная комбинация трех цветов. Детали интерьера и отделки могут перекликаться между собой. Преобладание того или иного оттенка влияет на общую картину.
Красно-зеленые Нестандартное сочетание красного и зеленого можно использовать в детской, гостиной и рабочем кабинете.
Красно-серые Комбинация удачно смотрится в минималистичном и современном стиле. Интерьер стильный и смелый. Особенно роскошно смотрится сочетание бордового и серого цвета.
Красно-синие Если скомбинировать обои синего и красного цвета можно получить ультрасовременный или морской стиль. 
Красно-желтые Яркие, летние тона подойдут для декора гостиной или детской комнаты. Приглушенный вариант сочетания образует азиатские мотивы.
Красно-бежевые Комбинация красного и бежевого подойдет для отделки сдержанного интерьера. Светлые пол и мебель гармонично смотрятся в спокойном бежевом цвете.
Красно-золотые Красные обои с золотыми узорами можно использовать для отделки классической гостиной или столовой.
Красно-коричневые Шоколадный цвет приглушает яркий оттенок красного. Коричневый можно использовать в деревянных элементах декора или текстиле.
Красно-розовые Дерзкая комбинация красного и р

Солнечная гармония в интерьере: подбираем к желтым обоям оригинальные шторы


Шторы к желтым обоям подобрать весьма непросто. Цвет настолько самодостаточный, что рядом с собой принимает далеко не все тона и оттенки.

Краски жизни и позитива

Желтый цвет. Многие любят его и считают, что он – воплощение жизни, некоторые думают, что это символ разлуки. Скорее такие ассоциации вызваны легендарной песней о желтых тюльпанах. Но какие бы ассоциации у каждого он ни вызывал, в первую очередь это цвет солнца, а значит, он оказывает самое положительное влияние на все живое. Солнце в окно – и угрюмости и депрессии как и не было. С ним в доме и на душе светло. Этот цвет избавляет от стресса и усталости, наполняет все вокруг позитивом и жизненной силой, огромным желанием жить.

Обои в желтых тонах – это интересно, необычно и красиво. Интерьер с ними «живой». Но, к сожалению, обои – это не доминанта в интерьере, более важным считаются шторы. Чтобы образ интерьера был завершенным, выглядел целостно и гармонично, надо четко знать, какие шторы сочетаются с желтыми обоями, а какие – нет.  Акценты надо расставлять правильно. Как? Какие это должны быть занавески: цвет, ткань, фактура. Давайте разберемся, как подобрать занавески под желтый интерьер.

Какие должны быть шторы, если обои желтого цвета?

Этот цвет считают одним из универсальных. Он великолепно сочетается с массой тонов и оттенков, независимо от того, выступает ли он в главной роли или является фоном. Главное правило желтого – не переусердствовать. Иными словами, его не должно быть много.

Профессиональные дизайнеры и колористы уже давно сформировали палитру оттенков, которые можно смело комбинировать с желтым. Наиболее удачными считаются комбинации со следующими цветами:

Желтые обои + зеленые шторы = сочная палитра

Огромное количество зеленых оттенков – плацдарм для бурных фантазий. Портьеры могут быть однотонные зеленые, а могут быть с рисунком. Например, растительный орнамент на бежевых или белых  шторах в сочетании с ярко-желтыми обоями – предел мечтаний любителей ярких красок.

Очень привлекательно рядом с такими обоями выглядят занавески в сочно-зеленом или нежно-салатовом исполнении. Создается ощущение яркого желто-зеленого луга, где светло и ясно. Зеленый выступает нейтрализатором, когда «кислотные» желтые тона обоев компенсируются оливковыми или фисташковыми оттенками портьер.

Желтые обои + синие шторы = шаг навстречу к природе

Цвет лазурной синевы – достойная партия желтому. Синий в сочетании с желтыми красками вызывает ощущение близости с природой. Синие шторы – ваше небо, желтые обои – солнце.

Попробуйте повесить в спальне портьеры, где на бледном голубом фоне размещены насыщенно-синие узоры. Или наоборот, синие завесы с рисунками, вышитыми медовыми или золотистыми нитями. Просматривается что-то королевское.

Желтые обои + оранжевые шторы = экстравагантно и стильно

Желтые обои + белые шторы = элегантная свежесть

Какие портьеры всегда освежают комнату? Конечно, белые. Белый – королевский цвет.

Желтые обои + коричневые шторы = смелое решение

Коричневые занавески настолько интересно выглядят, что принимают всякие стилевые предложения. Можно украсить оконные проемы однотонными коричневыми портьерами, а можно сместить акценты и выбрать шторы не коричневые, а с коричневым узором, рисунком, орнаментом. Все коричневые тона и оттенки уравновешивают насыщенность желтых красок. Очень дорого на желтых обоях смотрятся портьеры в  следующем цветовом исполнении:

Вкусно получилось, не правда ли? Коричневый цвет штор в гармонии с обоями делает интерьер близким к классическому. Остается его дополнить несколькими элементами декора или аксессуарами, например диванными подушками из этой же ткани.

Желтые обои + фиолетовые (розовые) шторы = изысканно и модно

Фиолетовые шторы. Как много они в себе таят волшебного, таинственного и чарующего! Все оттенки фиолетового – достойные образцы. Их сочетание  – пик совершенства.

Розовый  – цвет неоднозначный. Психологи утверждают, что это цвет уверенных людей. Но рядом с желтым об уверенности думать не приходится. Такой симбиоз создает в комнате атмосферу романтизма. Розовые шторы – идеальное решение для будущей леди.

Желтые обои + черные шторы = резко

Черный цвет считают универсальным, подходящим под абсолютно любые цвета, но не в этом случае. Черные шторы на фоне желтых обоев выглядят очень резко и неуместно. Более лояльно смотрятся шторы с черными узорами на полотне. Дополнительные линии и орнамент в черных красках наполнят интерьер контрастом и укажут на четкость линий.

Выбираем шторы – стильные, модные, современные

Модель занавесок подбирают индивидуально под стиль помещения, а цвет их – под цвет стен или обоев. Правило простое: гармония во всем, главное – единение цветовой гаммы.  Какие цвета считают подходящими для желтых обоев? Как их подобрать? Как не перейти грань и не нарушить целостность?

Диапазон тонов, рисунков и узоров настолько широк, что позволяет добиться любых результатов, воплощая в жизнь даже самые нереальные желания.

Дизайнеры сформировали пару-тройку модных композиций в системе «желтые стены – портьеры». Согласно этим параметрам под желтые обои подходят следующие стильные композиции для оконных проемов.

  1. Портьеры в полоску – необыкновенно модно и невероятно стильно. Полоска может быть цветной, например золотистой на зеленых шторах. Портьеры делают комнату визуально шире, если полоска расположена в горизонтальном направлении. Если полоски вертикальные, комната становится выше.
  2. Если ваш интерьер исполнен в стиле модерн или арт-деко, то абстракция на занавесках – это дополнительный козырь вашей комнаты. Такое решение позволяет изменить геометрию всего помещения. К тому же абстрактные узоры сглаживают интерьерные шероховатости, отвлекая взор от внутренних углов и неровных выступов.
  3. Растительный принт на занавесках принимают стили, наполненные природными нотками и натуральными мотивами (прованс, кантри, модерн).

Чтобы правильно и с чувством гармонии подобрать шторы под обои, большинство декораторов рекомендуют при выборе штор воспользоваться правилами и советами из практики.

  1. Чем ярче цвет обоев, тем спокойнее тон штор. Запомните! Активность цвета на портьерах будет неуместной.
  2. Если стену украшают обои однотонные, портьеры можно украсить заметными декоративными аксессуарами. Это могут быть золотистые кольца, медные зажимы или подхваты.
  3. Выбирая цвет штор под тон обоев, рекомендуем предварительно просмотреть все возможные варианты на фото. Такой метод поможет заочно визуализировать палитру цветов.

Персонажи желтых обоев | GradeSaver

Созданный по образцу Шарлотты Перкинс Гилман, рассказчик «Желтых обоев» - молодая жена и мать, которая недавно начала страдать от симптомов депрессии и беспокойства. Хотя она не верит, что с ней что-то не так, Джон, ее муж-врач, диагностирует у нее неврастению и прописывает несколько месяцев знаменитого «лечения покоем» С. Вейра Митчелла. Помимо того, что он находится в детской в ​​арендованном летнем доме, рассказчику категорически запрещено писать или заниматься какой-либо творческой деятельностью.Рассказчик отчаянно хочет доставить удовольствие своему мужу и взять на себя роль идеальной матери и жены, но она не может уравновесить потребности своего мужа с желанием выразить свое творчество. Пытаясь по большей части придерживаться желаний Джона, рассказчик тайно пишет в своем дневнике, ища утешения в своем крайнем одиночестве и бездействии. По ходу повествования рассказчик также начинает находить утешение в отвратительных желтых обоях, которые покрывают стены детской.Постепенно она начинает видеть женскую фигуру, запертую за решетчатым узором обоев, и понимает, что и она, и фигура страдают от угнетения и заключения. По мере того как рассказчик становится все более и более озабоченным узором обоев, она забывает о своем желании стать идеальной женой и матерью и думает только о способе освободить заключенную женщину от обоев. Все более прерывистая проза Гилмана и разрозненный поток сознания выражают растущее безумие рассказчика с каждым днем.К концу истории рассказчик полностью утратил чувство реальности, и Джон обнаруживает, что она крадется по периметру детской, следуя бесконечному узору обоев. В то время как она отказывается от своего долга как жены и матери, а также от своего рассудка, рассказчик в конечном итоге одерживает победу в своем личном стремлении освободить женщину на обоях - и таким образом освобождает себя.

В некоторых выпусках рассказа рассказчик объявляет о своем освобождении от обоев и рационального мира, заявляя: «Наконец-то я выбрался.… несмотря на вас и Джейн ». Некоторые ученые утверждают, что« Джейн »- это просто опечатка для« Дженни », сестры и домработницы Джона. Тем не менее, также возможно, что« Джейн »- настоящее имя рассказчика, персонаж, который остается безымянным стереотипом социального угнетения женщин на протяжении всей истории. Если эта «Джейн» на самом деле рассказчик, то Гилман предполагает, что освобождение рассказчика от рассудка и полос обоев также означает «побег "от ее собственного самоощущения.

Муж рассказчика, Джон, практикующий врач, считает, что его жена страдает не чем иным, как «легкой истеричностью».Он предписывает «лечение покоем», ограничивая рассказчика детской и запрещая ей каким-либо образом проявлять свое творческое воображение. Его антагонизм по отношению к ее воображению проистекает из его собственной рациональности и личного беспокойства по поводу творчества; он открыто издевается над фантазиями рассказчика и не способен понять ее истинную природу. На протяжении всей истории он обращается с ней инфантильно, называя ее своим «благословенным маленьким гусем» и «маленькой девочкой». Более того, когда рассказчик пытается по-взрослому обсудить ее недовольство ситуацией, он отказывается принимать ее как равную и просто несет ее обратно в детскую для большего постельного режима.Он закрепился в своем авторитетном положении как муж и врач и не может адаптировать свою стратегию с учетом ее мнения по этому поводу. Он верит в строгое патерналистское разделение между мужчинами и женщинами; мужчины работают вне дома, как и он, а такие женщины, как Дженни, его сестра и Мэри, няня, работают по дому.

Хотя Джон изображен как злодей в этой истории, его также можно рассматривать как более симпатичного персонажа. Он явно любит свою жену и полагается на нее в своем счастье.Тем не менее, он неспособен согласовать ее творческие желания со своей рациональностью или шовинистическими ожиданиями того времени. Его жена не может или не хочет придерживаться идеальной модели домашнего хозяйства, выраженной обществом XIX века, и Джон не знает, что делать. Его решение - использовать успокаивающее средство Вейра Митчелла, чтобы «исправить» свою жену, и он не осознает, что его собственные действия подталкивают ее к грани безумия.

Хотя рассказчик в конечном итоге считает, что видит много женщин на желтых обоях, она сосредотачивается на одной в частности.Женщина, кажется, попала в ловушку в виде полосок на обоях, и она встряхивает узор, пытаясь вырваться. Женщина наиболее активна при лунном свете, это символ женственности и знак того, что строгий дневной режим Джона больше не применим к рассказчику.

Со временем, по мере того как безумие рассказчика усугубляется, она полностью идентифицируется с этой женщиной и считает, что она тоже заперта в ловушке обоев. Как призрачный двойник рассказчика, женщина на обоях также символизирует женское заключение в домашней сфере.Не в силах вырваться из комнаты, как рассказчик, женщина на обоях имеет лишь символический выбор - ухаживать за домом как жена или мать. Привычка женщины «ползать» предполагает, что она должна оставаться скрытной после того, как добилась своего освобождения. Социальные нормы не приемлют ее свободу от домашней сферы, и поэтому она должна красться и подстерегать в тени обоев.

Дженни - невестка рассказчика и заботится о доме во время болезни рассказчика.Хотя она не играет активной роли в повествовании, она является постоянным напоминанием о неспособности рассказчика взять на себя надлежащую роль жены и экономки Джона. Всегда сохраняя пассивную позицию под присмотром Джона, Дженни символизирует счастливую прирученную женщину, которая не находит ничего плохого в своей домашней тюрьме. Однако Гилман также предполагает, что в Дженни может быть больше, чем кажется на первый взгляд: рассказчик признает, что Дженни знает о растущем интересе рассказчика к обоям и даже обсуждает свое будущее с Джоном.

Мэри заботится о рассказчике и младенце Джона. С ее именем возможный намек на Деву Марию, Мария является идеальной суррогатной матерью для рассказчика, идеализированной материнской фигурой, единственной заботой которой является ее ребенок. Как и Дженни, она также символизирует счастливую прирученную женщину. Хотя Мэри даже меньше присутствует в тексте, чем Дженни, она все же служит для того, чтобы напомнить рассказчику о ее личных неудачах как женщины 19-го века, особенно с точки зрения ее собственного ребенка.

.

Желтые обои Часть 5 Резюме и анализ

Рассказчик находит жизнь более захватывающей сейчас из-за обоев. Ее здоровье улучшается, и она становится спокойнее благодаря стимуляции, которую обеспечивают обои; наконец-то ей есть чего ждать. Тем не менее, она не говорит Джону, что ее здоровье улучшается благодаря обоям, из опасения, что он рассмеется или заберет ее. Она не хочет уезжать, пока не «узнает об этом», и думает, что оставшейся недели отпуска хватит для этого.

Удивленная тем, насколько лучше она себя чувствует, рассказчик проводит большую часть дня во сне, чтобы ночью наблюдать за развитием событий на обоях. Каждый день на обоях появляются новые узоры, и рассказчик с трудом может их уследить. Она начинает замечать, что обои имеют свой собственный запах - легкий, но стойкий запах, который распространяется по всему дому и проникает в ее волосы. «Желтый запах» сначала беспокоил, но теперь она к нему привыкла. Рассказчик также обнаруживает внизу на стене отметку, которая проходит по всей комнате, как если бы ее неоднократно втирали.Она задается вопросом, почему это там и кто это сделал.

Наконец, рассказчик обнаружил, почему ночью кажется, что обои дрожат: женщина на обоях хватается за полосы рисунка и встряхивает их, пытаясь пролезть через них. Тогда рассказчик не уверен, что быстро ползает только одна женщина в узоре обоев или много женщин. В ярких пятнах она неподвижна, а в темных пятнах она трясет полосками узора и пытается пролезть через них. Но никто не может пройти через узор, задушивший многие женские головы.

Рассказчик считает, что видит женщину на обоях снаружи при дневном свете и прячется, когда приходят другие. Она уверена, что это та же женщина из-за обоев из-за «ползания», чего большинство женщин никогда бы не сделали при дневном свете. Рассказчик признает, что, должно быть, крайне унизительно быть застигнутым крадущимся при дневном свете; она крадется только днем, когда дверь заперта и Джона нет.

У рассказчика осталось всего два дня, чтобы удалить «верхний рисунок» обоев »с другого."Она решает попробовать сделать это, мало-помалу. Джон и Дженни начинают относиться к ней с подозрением, и рассказчик слышит, как Джон задает Дженни ряд профессиональных вопросов о ней. Хотя рассказчик смущен странным поведением Джона, она решает, что после трех месяцев сна под желтыми обоями любой начал бы вести себя странно.

Анализ

Рассказчик настаивает на том, что в обоях есть что-то, что нужно «обнаружить ...». Она подтверждает идею обоев как удерживающих осязаемый смысл, который она может открыть, и Гилман может также посоветовать читателю сделать то же самое с «Желтыми обоями».«И рассказчик, и читатель пытаются« отделить »верхний узор обоев и рассказ, соответственно, чтобы раскрыть более глубокий смысл, приведенный ниже.

Становится яснее, что женщина на обоях представляет женское заключение. В ней одомашненная тюрьма обоев, она остается подавленной и все еще в ярких пятнах, но встряхивает «решетки» в более темных. В другом намёке на мотив солнечного / лунного света Гилман связывает яркость с жесткостью и регулярностью мужского угнетения, а тьму с женским освобождение.

Распространение запаха обоев по всему дому символизирует то, как обои заражают разум рассказчика. Она не может количественно оценить запах как что-либо, кроме «желтого запаха»; даже ее наблюдательность и воображение стали вращаться вокруг желтых обоев. В предыдущих разделах рассказчик был полностью определен Джоном: как его жена, пациент и собственность. Здесь Гилман предполагает, что Джона заменили, и теперь желтые обои полностью определяют рассказчика.

По мере того, как ее повествование становится все более хаотичным и отрывистым, рассказчик все сильнее отождествляет себя с женщиной на обоях. Как ни странно, обсуждая привычку женщины «красться» снаружи, рассказчик говорит: «Я всегда запираю дверь, когда крадусь при дневном свете». Она говорит так, будто это она, а не женщина, подкрадывается.

Рассказчик также становится все более параноидальным и подозрительным в отношении Джона и Дженни. Ей не нравится, как Джон смотрит на нее, и она возмущается его авторитетными вопросами к Дженни о ней.Она больше не верит, что он на самом деле любящий и добрый; вместо этого она приходит к выводу, что он только «притворяется» любящим и добрым, пытаясь манипулировать ею. Тем не менее, рассказчик утверждает, что Джон не может нести ответственность за свое поведение. Влияние желтых обоев изменило и Дженни, и Джона, и рассказчик сожалеет об их озабоченности этим.

Ясно, что чувство реальности рассказчика полностью искажено. Больше не признавая себя больной, она решает, что обои на Джона и Дженни негативно повлияли на нее.Более того, она отмечает свое поведение как нормальное, заявляя, что ее «интересуют» только обои, не более того. Рассказчик захватывает контроль над ситуацией, ставя себя в авторитетное положение, способное судить Дженни и Джона самостоятельно.

Странная отметина в нижней части стены предвещает действие, которое повествователь предпримет в конце рассказа. В этот момент рассказчик все еще не может распознать, что это такое, что снова указывает на ее растущую потерю рассудка.

.

The Yellow Wallpaper Study Guide

«Желтые обои» - это преувеличенное описание личного опыта Шарлотты Перкинс Гилман. В 1887 году, вскоре после рождения дочери, Гилман начала страдать от тяжелой депрессии и усталости. Ее направили к Сайласу Вейру Митчеллу, ведущему специалисту по женским нервным расстройствам в девятнадцатом веке, который диагностировал Гилман неврастению и прописал «лечение покоя» от вынужденного бездействия. Вейр Митчелл считал, что нервная депрессия является результатом сверхактивности нервов, и приказал Гилман прекратить все формы творческой деятельности, включая письмо, на всю оставшуюся жизнь.Целью лечения было поддержание домашнего уюта и успокоение ее возбужденных нервов.

Гилман пытался выдержать курс лечения «отдыхом» и не писал и не работал в течение трех месяцев. В конце концов, она почувствовала, что начинает медленно сходить с ума от бездействия, и в какой-то момент ей пришлось ползать под кроватью с тряпичной куклой. В отличие от главной героини ее истории, Гилман не дошла до полного безумия, но она знала, что ее психическое состояние ухудшается из-за жестокого медицинского режима, который должен был ее «вылечить».Она отказалась от совета Митчелла и переехала в Калифорнию, чтобы самостоятельно преодолеть депрессию. Хотя попытка Гилман увенчалась успехом, она утверждала, что всю оставшуюся жизнь страдала от посттравматического стресса из-за лечения Вейра Митчелла. В 1890 году Гилман написала «Желтые обои», пытаясь спасти других женщин от такого же жестокого обращения. Вейр Митчелл и его лечение играют ключевую роль в повествовании; в третьем разделе текста муж главной героини даже угрожает отправить ее осенью к Вейру Митчеллу, если она в ближайшее время не поправится.

В 1890 году Гилман отправил рассказ писателю Уильяму Дину Хауэллсу, который отправил его Горацию Скаддеру, редактору престижного журнала «The Atlantic Monthly». Скаддер отверг эту историю как удручающий материал и вернул ее Гилману с записью от руки, которая гласила: «Уважаемая мадам! У. Хауэллс передал мне эту историю. Я не мог простить себя, если сделал других такими же несчастными, как я сам! Искренне Ваш, Х. Э. Скаддер ». В конце концов, история была опубликована в «Журнале Новой Англии» в мае 1892 года.Согласно автобиографии Гилман, она отправила копию «Желтых обоев» Вейру Митчеллу после его публикации. Хотя она так и не получила ответа, она утверждала, что Вейр Митчелл позже изменил свое официальное лечение нервной депрессии в результате ее истории. Гилман также утверждала, что она знала об одной конкретной женщине, которая избежала «лечения отдыхом» в качестве лечения депрессии после того, как ее семья прочитала «Желтые обои».

Общественная реакция на эту историю была сильной, хотя и неоднозначной.Во многих кругах «Желтые обои» были восприняты как не более чем история ужасов, возникшая на основе готического примера Эдгара Аллена По и Мэри Шелли. Лишь в 1970-х эта история была признана феминистским рассказом, достойным исторической и литературной науки.

.

Желтые обои

Шарлотта Перкинс Гилман


Желтые обои - важный краеугольный камень феминистской литературы. Гилман написала рассказ, чтобы изменить общественное мнение о роли женщин в обществе, продемонстрировав вредные психические и эмоциональные последствия, которые испытывают женщины, когда им отказывают в их автономии и праве принимать решения. Это был ее ответ на попытку доктора Сайласа Вейра Митчелла вылечить ее тяжелую послеродовую депрессию с помощью «лечения покоем»."Наслаждайтесь ее коротким рассказом об этой истории, Почему я написал желтые обои . История представлена ​​в нашем руководстве по изучению феминистской литературы и в" Ненадежном рассказчике ". родовые залы на лето

Колониальный особняк, наследственное поместье, я бы сказал дом с привидениями, и достигну вершины романтического счастья, - но это было бы слишком многого от судьбы!

Тем не менее я с гордостью заявляю, что в этом есть что-то странное.

Иначе зачем так дешево сдавать? И почему так долго простаивали без жилья?

Джон, конечно, смеется надо мной, но в браке этого можно ожидать.

Джон практичен до крайности. У него нет терпения к вере, он ужасно боится суеверий, и он открыто высмеивает любые разговоры о вещах, которые нельзя почувствовать, увидеть и выразить в цифрах.

Джон - врач, а , возможно, - (я бы не сказал этого живой душе, конечно, но это мертвая бумага и большое облегчение для меня) - возможно это одна из причин, по которой я не выздоравливай быстрее.

Видите ли, он не верит, что я болен!

А что делать?

Если высокопоставленный врач и собственный муж уверяют друзей и родственников, что с ним действительно ничего не случилось, кроме временной нервной депрессии, - легкая истерическая склонность, - что делать?

Мой брат тоже врач, и тоже высокого ранга, и он говорит то же самое.

Итак, я принимаю фосфаты или фосфиты, что бы это ни было, и тоники, и путешествия, и воздух, и упражнения, и мне категорически запрещено «работать», пока я не выздоровею.

Лично я не согласен с их идеями.

Лично я считаю, что благоприятная работа, волнение и перемены пошли бы мне на пользу.

Но что делать?

Я писал, несмотря на них; но сильно утомляет меня - надо так лукавить, иначе встретить серьезное сопротивление.

Иногда мне кажется, что в моем состоянии, если бы у меня было меньше сопротивления и больше общества и стимулов, но Джон говорит, что самое худшее, что я могу сделать, - это думать о своем состоянии, и, признаюсь, мне всегда от этого плохо.

Так что я оставлю это в покое и расскажу о доме.

Самое красивое место! Он совсем один, стоит далеко от дороги, всего в трех милях от деревни. Это заставляет меня думать об английских местах, о которых вы читаете, потому что есть изгороди, стены и запирающиеся ворота, и множество отдельных домиков для садоводов и людей.

Есть вкусных огородов! Такого сада я никогда не видел - большого и тенистого, с дорожками, обрамленными коробками, вдоль длинных беседок, увитых виноградом, с сиденьями под ними.

Теплицы тоже были, но теперь все сломанные.

Думаю, возникли какие-то проблемы с законом, что-то с наследниками и сонаследниками; во всяком случае, это место пустует годами.

Боюсь, это портит мое привидение; но мне все равно - в доме есть что-то странное - я это чувствую.

Я даже сказал это Джону однажды лунным вечером, но он сказал то, что я почувствовал, было черновиком , и закрыл окно.

Иногда я необоснованно злюсь на Джона.Я уверен, что никогда не был таким чувствительным. Думаю, это из-за нервного состояния.

Но Джон говорит, что если я так чувствую, я пренебрегаю надлежащим самоконтролем; поэтому я стараюсь держать себя в руках - по крайней мере, перед ним, - и это очень утомляет меня.

Мне немного не нравится наша комната. Я хотел одну внизу, которая выходила бы на площадь, с розами по всему окну и такими красивыми старомодными портьерами из ситца! но Джон не хотел слышать об этом.

Он сказал, что есть только одно окно, а не место для двух кроватей, и нет места для него, если он возьмет другое.

Он очень осторожен и любвеобилен, и с трудом позволяет мне шевелиться без особого направления.

У меня есть расписание на каждый час дня; он берет на себя все заботы обо мне, и поэтому я чувствую себя неблагодарным, чтобы не ценить это больше.

Он сказал, что мы приехали сюда исключительно из-за меня, что я должен отлично отдохнуть и подышать свежим воздухом. «Ваши упражнения зависят от вашей силы, моя дорогая, - сказал он, - а ваша еда в некоторой степени зависит от вашего аппетита, но воздух вы можете поглощать все время."Итак, мы взяли детскую наверху дома.

Это большая, просторная комната, почти во весь этаж, с окнами, которые смотрят во все стороны, и изобилием воздуха и солнечного света. Сначала это была детская, а затем детская площадка и гимназии, я должен судить, потому что окна для маленьких детей зарешечены, а в стенах кольца и другие вещи.

Краска и бумага выглядят так, как будто их использовали в школе для мальчиков. Она содрана - бумага - большими пятнами вокруг изголовья моей кровати, насколько я могу дотянуться, и в прекрасном месте на другом конце комнаты, внизу.Я никогда в жизни не видел хуже газеты.

Один из тех обширных ярких узоров, в которых совершены все художественные грехи.

Достаточно унылый, чтобы сбивать с толку глаз, достаточно произнесенный, чтобы постоянно раздражать и провоцировать учебу, и когда вы следуете за хромыми, неопределенными кривыми на небольшое расстояние, они внезапно совершают самоубийство - бросаются под невероятными углами, разрушают себя неслыханные противоречия.

Цвет отталкивающий, почти отвратительный; тлеющий, нечистый желтый цвет, странно потускневший от медленно меняющегося солнечного света.

Это тусклый, но мрачный оранжевый в одних местах, в других - с болезненным серным оттенком.

Не зря дети это возненавидели! Я бы сам возненавидел, если бы мне пришлось долго жить в этой комнате.

Вот идет Джон, и я должен убрать это, - он ненавидит, когда я пишу слово.

Мы были здесь две недели, и с того первого дня у меня не было желания писать.

Сейчас я сижу у окна в этой ужасной детской, и ничто не мешает мне писать так, как мне хочется, кроме недостатка сил.

Джон отсутствует весь день и даже несколько ночей, когда у него серьезные дела.

Рад, что мой случай несерьезный!

Но эти нервные переживания ужасно удручают.

Джон не знает, как сильно я страдаю. Он знает, что причин для страданий не существует, и это его удовлетворяет.

Конечно, нервозность. Это давит на меня, чтобы я ни в коем случае не выполнял свой долг!

Я хотел быть такой помощницей для Джона, таким настоящим отдыхом и комфортом, а вот я уже сравнительная ноша!

Никто не поверит, что это за труд - делать то немногое, что я умею - одеваться, развлекать и заказывать вещи.

Как хорошо, что Мэри так хорошо воспитывает ребенка. Такой милый малыш!

И все же я, , не могу быть с ним, это меня так нервничает.

Полагаю, Джон никогда в жизни не нервничал. Он так смеется надо мной про эти обои!

Сначала он намеревался перекрасить комнату, но потом сказал, что я позволяю этому взять верх над собой и что для нервного пациента нет ничего хуже, чем уступить место подобным фантазиям.

Он сказал, что после замены обоев это будет тяжелая кровать, затем решетки на окнах, а затем эти ворота наверху лестницы и так далее.

«Ты знаешь, это место тебе хорошо, - сказал он, - и правда, дорогая, я не хочу ремонтировать дом только для трех месяцев аренды».

«Тогда пойдем вниз, - сказал я, - там такие красивые комнаты».

Затем он взял меня на руки и назвал благословенным маленьким гусем и сказал, что спустится в подвал, если я захочу, и побелит его в придачу.

Но он достаточно прав насчет кроватей, окон и прочего.

Комната такая просторная и удобная, как и хочется, и, конечно, я не буду настолько глуп, чтобы причинить ему дискомфорт просто из прихоти.

Мне действительно очень нравится большая комната, все, кроме этой ужасной бумаги.

В одно окно я вижу сад, те загадочные тенистые беседки, буйные старомодные цветы, кусты и корявые деревья.

Из другого я получаю прекрасный вид на залив и небольшую частную пристань, принадлежащую имению. Сюда от дома спускается красивая затененная аллея. Мне всегда кажется, что я вижу людей, идущих по этим многочисленным дорожкам и беседкам, но Джон предостерег меня ни в малейшей степени не уступать место фантазии.Он говорит, что с моим воображением и привычкой рассказывать истории, нервная слабость, подобная моей, обязательно приведет к всевозможным возбужденным фантазиям, и что мне следует использовать свою волю и здравый смысл, чтобы сдержать эту тенденцию. Я стараюсь.

Иногда мне кажется, что если бы я был достаточно хорош, чтобы немного писать, это облегчило бы давление идей и дало мне отдых.

Но я очень устаю, когда пытаюсь.

Очень обескураживает отсутствие совета и общения по поводу моей работы. Когда я выздоровею, Джон говорит, что мы пригласим кузена Генри и Джулию на длительный визит; но он говорит, что как можно скорее положит в мою наволочку огоньки, чтобы позволить мне иметь этих возбуждающих людей сейчас.

Хотел бы я поправиться быстрее.

Но я не должен об этом думать. Мне кажется, что эта газета знала, какое пагубное влияние она имела!

Есть повторяющееся пятно, где узор свисает, как сломанная шея, и два выпуклых глаза смотрят на вас вверх ногами.

Я положительно рассердился на его дерзость и вечность. Они ползают вверх, вниз, в стороны, и эти нелепые немигающие глаза повсюду. Есть одно место, где две ширины не совпадают, и глаза бегают вверх и вниз по линии, один немного выше другого.

Я никогда раньше не видел такого выражения у неодушевленных предметов, и все мы знаем, какое у них выражение! В детстве я лежал без сна и получал больше развлечений и ужасов от глухих стен и простой мебели, чем большинство детей могло найти в магазине игрушек.

Я помню, как ласково подмигивали ручки нашего большого старого бюро, и был один стул, который всегда казался мне сильным другом.

Раньше мне казалось, что если что-то другое будет выглядеть слишком жестоким, я всегда могу запрыгнуть в этот стул и быть в безопасности.

Мебель в этой комнате, правда, не хуже, чем негармоничная, ведь приходилось все привозить снизу. Я полагаю, когда это использовалось как игровая, им приходилось выносить детские вещи, и неудивительно! Я никогда не видел такого разрушения, которое устроили здесь дети.

Обои, как я уже говорил, местами оторваны, и они держатся ближе, чем брат - у них, должно быть, были и настойчивость, и ненависть.

Затем пол поцарапан, выдолблен и расколот, сама штукатурка выкапывается кое-где, и эта большая тяжелая кровать, которая является всем, что мы нашли в комнате, выглядит так, как будто она пережила войны.

Но я немного не возражаю - только бумага.

Идет сестра Джона. Такая милая девушка и такая заботливая обо мне! Я не должен позволить ей обнаружить, что я пишу.

Она идеальная, увлеченная хозяйка и не надеется на лучшую профессию. Я искренне верю, что она думает, что меня тошнит от письма!

Но я могу писать, когда ее нет дома, и видеть ее далеко от этих окон.

Есть одна, которая управляет дорогой, красивая, затененная, извилистая дорога, и другая, которая просто смотрит на сельскую местность.Прекрасная страна, полная вязов и бархатных лугов.

На этой обоях есть что-то вроде дополнительного рисунка другого оттенка, особенно раздражающего, потому что вы можете увидеть его только при определенном освещении, а затем нечетко.

Но там, где он не выцветает и где только солнце, я вижу странную, вызывающую, бесформенную фигуру, которая, кажется, дуется позади этой глупой и бросающейся в глаза конструкции передней части.

Сестра на лестнице!

Что ж, Четвертое июля закончилось! Люди ушли, и я устал.Джон подумал, что мне будет полезно увидеть небольшую компанию, поэтому у нас просто была мама, Нелли и дети на неделю.

Конечно, я ничего не сделал. Дженни сейчас обо всем позаботится.

Но меня это все равно утомило.

Джон говорит, что если я не приеду быстрее, он осенью отправит меня к Вейру Митчеллу.

Но я вообще не хочу туда идти. У меня был друг, который однажды был в его руках, и она говорит, что он такой же, как Джон и мой брат, только больше!

К тому же такое начинание заходить так далеко.

Я не чувствую, что стоило тратить время на то, чтобы отдавать что-либо, и я становлюсь ужасно раздражительным и сварливым.

Я ни перед чем не плачу и большую часть времени плачу.

Конечно, нет, когда здесь Джон или кто-то еще, но когда я один.

И я сейчас очень много один. Джона очень часто задерживают в городе из-за серьезных дел, а Дженни вела себя хорошо и оставляет меня одного, когда я этого хочу.

Итак, я гуляю немного по саду или по той прекрасной улочке, сижу на крыльце под розами и много здесь лежу.

Мне очень нравится эта комната, несмотря на обои. Возможно , потому что обоев.

Это так в моей голове обитает!

Я лежу здесь на этой огромной неподвижной кровати - кажется, она прибита гвоздями - и с каждым часом следую этой схеме. Уверяю, это не хуже гимнастики. Я начинаю, скажем так, внизу, в углу, там, где его не трогали, и в тысячный раз определяю, что я, , буду, , следовать этой бессмысленной схеме для своего рода заключения.

Я немного разбираюсь в принципах дизайна и знаю, что эта штука не строилась на каких-либо законах излучения, или чередования, или повторения, или симметрии, или чего-то еще, о чем я когда-либо слышал.

Повторяется, конечно, по широте, но не иначе.

Если смотреть с одной стороны, каждая ширина стоит особняком, раздутые изгибы и завитки - своего рода «испорченный романский» с белой горячкой - ковыляя вверх и вниз отдельными колоннами глупости.

Но, с другой стороны, они соединяются по диагонали, и раскинувшиеся очертания расходятся огромными косыми волнами оптического ужаса, как множество плывущих в погоне водорослей.

Все это тоже идет горизонтально, по крайней мере, так кажется, и я изнуряю себя, пытаясь определить порядок его движения в этом направлении.

Они использовали горизонтальную ширину для фриза, и это чудесным образом добавляет путаницы.

Есть один конец комнаты, где он почти не поврежден, и там, когда перекрестный свет гаснет и низкое солнце светит прямо на него, в конце концов, я почти могу представить себе излучение - кажется, что вокруг формируются бесконечные гротески общий центр и устремляются стремительными погружениями с равным отвлечением.

Мне надоело следить за ним. Думаю, я вздремну.


Не знаю, зачем мне это писать.

Не хочу.

Я не чувствую себя способным.

И я знаю, что Джон счел бы это абсурдом. Но я, , должен сказать то, что я чувствую и думаю каким-то образом - это такое облегчение!

Но усилие становится больше, чем облегчение.

Сейчас я половину времени ужасно ленив и очень много лежу.

Джон говорит, что я не должен терять силы, и велит мне принять рыбий жир и много тонизирующих средств и прочего, не говоря уже об эле, вине и редком мясе.

Дорогой Джон! Он очень меня любит и ненавидит, когда я болею. На днях я попытался серьезно поговорить с ним и сказать ему, как мне хотелось бы, чтобы он отпустил меня и нанес визит кузену Генри и Джулии.

Но он сказал, что я не могу ни идти, ни выдержать после того, как добрался туда; и я придумал для себя не очень хороший случай, потому что я плакал, прежде чем закончил.

Мне становится нелегко думать правильно. Полагаю, это всего лишь нервная слабость.

И дорогой Иоанн взял меня на руки, и просто понес меня наверх, и положил на кровать, и сел рядом со мной, и читал мне, пока не утомил мою голову.

Он сказал, что я его любимая, и его утешение, и все, что у него есть, и что я должен заботиться о себе ради него и сохранять здоровье.

Он говорит, что никто, кроме меня, не может мне помочь, что я должен использовать свою волю и самообладание и не позволять своим глупым фантазиям убегать со мной.

Есть одно утешение: ребенок здоров и счастлив, и ему не нужно занимать эту детскую с ужасными обоями.

Если бы мы не использовали его, то это благословенное дитя было бы! Какой удачный побег! Да ведь у меня не было бы своего ребенка, впечатлительной малышки, живущей в такой комнате миров.

Я никогда не думал об этом раньше, но мне повезло, что Джон все-таки держал меня здесь. Видишь ли, я переношу это намного легче, чем ребенок.

Я, конечно, больше не говорю им об этом, - я слишком умен, - но все равно слежу за этим.

В этой газете есть вещи, о которых кроме меня никто не знает и никогда не узнает.

За этим внешним узором тусклые формы становятся все отчетливее с каждым днем.

Это всегда одна и та же форма, только очень много.

И это похоже на женщину, которая наклоняется и крадется за этим узором. Мне это немного не нравится. Интересно - я начинаю думать - я бы хотел, чтобы Джон забрал меня отсюда!

Так трудно говорить с Джоном о моем случае, потому что он такой мудрый и потому что он меня так любит.

Но вчера вечером пробовал.

Это был лунный свет.Луна светит повсюду, как и солнце.

Ненавижу это иногда видеть, оно так медленно ползет и всегда проходит через то или иное окно.

Джон спал, и мне не хотелось его будить, поэтому я оставался неподвижным и смотрел на лунный свет на волнистую стену, пока не почувствовал себя ужасно.

Слабая фигура позади, казалось, поколебала узор, как будто она хотела выбраться отсюда.

Я мягко встал и пошел нащупать и посмотреть, движется ли бумага на , а когда я вернулся, Джон не спал.

"Что случилось, девочка?" он сказал. «Не ходи так - простудишься».

Я подумал, что сейчас хорошее время поговорить, поэтому сказал ему, что я действительно не выигрываю здесь и что я хотел бы, чтобы он забрал меня.

"Ой, милый!" - сказал он, - наш договор аренды истечет через три недели, и я не знаю, как уехать раньше.

«Дома не делают ремонт, и я не могу уехать из города прямо сейчас. Конечно, если бы ты был в какой-либо опасности, я мог бы и был бы, но тебе действительно лучше, дорогая, видишь ты это или нет.Я доктор, милый, и знаю. Вы прибавляете в весе, улучшается аппетит. Мне действительно намного легче с тобой.

«Я не вешу ни немного больше, - сказал я, - ни столько; и мой аппетит может быть лучше вечером, когда ты здесь, но он хуже утром, когда тебя нет ».

« Благослови ее сердечко! »- сказал он, крепко обняв, -« она будет как больна, как ей заблагорассудится. Но теперь давайте улучшим часы сияния, отправившись спать, и поговорим об этом утром.«

« А ты не уйдешь? »- мрачно спросил я.

« Почему, как я могу, милый? Осталось всего три недели, а затем мы отправимся в приятное небольшое путешествие на несколько дней, пока Дженни будет готовить дом. В самом деле, милый, тебе лучше! »

« Лучше телом, может быть, »- начал я и резко остановился, потому что он выпрямился и посмотрел на меня таким суровым, укоризненным взглядом, что я не мог сказать ни слова.

«Моя дорогая, - сказал он, - я умоляю тебя, ради меня, ради нашего ребенка, а также ради тебя самих, чтобы ты ни на мгновение не позволил этой идее прийти в голову! Для такого темперамента, как ваш, нет ничего опаснее и увлекательнее.Это фальшивая и глупая фантазия. Разве ты не можешь доверять мне как врачу, когда я тебе это говорю? »

Так что, конечно, я больше ничего не сказал на этот счет, и вскоре мы заснули. Он подумал, что я спал первым, но это не так, - Я лежал там часами, пытаясь решить, действительно ли этот узор спереди и сзади двигался вместе или по отдельности.

На таком узоре при дневном свете наблюдается отсутствие последовательности, нарушение закона, это постоянная раздражает нормальный разум

Цвет достаточно отвратительный, и достаточно ненадежный, и достаточно бесит, но узор мучит.

Вы думаете, что справились с этим, но как только вы начинаете следовать, он делает сальто назад, и вот вы. Он бьет вас по лицу, сбивает с ног и топчет вас. Это похоже на дурной сон.

Внешний узор - витиеватая арабеска, напоминающая гриб. Если вы можете вообразить поганку в суставах, бесконечную вереницу поганок, бутонизирующих и прорастающих бесконечными извилинами, - это что-то вроде этого.

То есть иногда!

В этой бумаге есть одна заметная особенность, которую, кажется, никто не замечает, кроме меня, а именно то, что она меняется при изменении света.

Когда солнце проникает через восточное окно - я всегда смотрю на этот первый длинный прямой луч - он меняется так быстро, что я никогда не могу в это поверить.

Поэтому смотрю всегда.

При лунном свете - луна светит всю ночь, когда есть луна - я бы не знал, что это та же бумага.

Ночью при любом освещении, в сумерках, при свечах, при свете лампы и, что хуже всего, при лунном свете, становится решеткой! Я имею в виду внешний узор и женщина, стоящая за ним, настолько просты, насколько это возможно.

Я долгое время не понимал, что за штука показывалась позади, - этот тусклый суб-узор, - но теперь я совершенно уверен, что это женщина.

Днем она приглушенная, тихая. Я думаю, что это шаблон, который удерживает ее в таком состоянии. Это так озадачивает. Меня успокаивает по часам.

Я сейчас очень много лежу. Джон говорит, что это хорошо для меня и спать как можно.

В самом деле, он завел эту привычку с того, что заставил меня лечь в течение часа после каждого приема пищи.

Это очень плохая привычка, я убежден, потому что, видите ли, я не сплю.

И это культивирует обман, потому что я не говорю им, что я проснулся, - о, нет!

Дело в том, что я немного боюсь Джона.

Иногда он кажется очень странным, и даже у Дженни необъяснимый вид.

Иногда мне кажется, как научная гипотеза, что, возможно, это бумага!

Я наблюдал за Джоном, когда он не знал, что я смотрю, и внезапно вошел в комнату под самыми невинными предлогами, и я поймал его несколько раз смотрящим на газету! И Дженни тоже.Однажды я поймал Дженни, положив на него руку.

Она не знала, что я был в комнате, и когда я спросил ее тихим, очень тихим голосом, максимально сдержанно, что она делает с бумагой, она обернулась, как будто ее поймали. воровал, и выглядел довольно рассерженным - спросил меня, почему я должен ее так пугать!

Потом она сказала, что бумага испачкала все, к чему прикасалась, что она нашла желтые пятна на всей моей одежде и на одежде Джона, и ей хотелось бы, чтобы мы были поосторожнее!

Разве это не звучало невинно? Но я знаю, что она изучала этот образец, и я уверен, что никто, кроме меня, этого не узнает!

Жизнь сейчас намного увлекательнее, чем раньше.Видите ли, мне есть чего ожидать, чего я с нетерпением жду, на что смотреть. Я действительно ем лучше и стал тише, чем был.

Джон так рад видеть, что я становлюсь лучше! На днях он немного посмеялся и сказал, что я, кажется, процветаю, несмотря на мои обои.

Я со смехом выключил. У меня не было намерения говорить ему, что это , потому что это обоев - он бы надо мной посмеялся. Возможно, он даже захочет меня забрать.

Я не хочу уходить, пока не выясню.Осталась еще неделя, и я думаю, этого будет достаточно.

Я чувствую себя намного лучше! Я мало сплю по ночам, потому что так интересно наблюдать за развитием событий; но я много сплю днем.

Днем утомительно и непонятно.

На грибе всегда появляются новые побеги и все новые оттенки желтого. Я не могу их сосчитать, хотя старался сознательно.

Это самые странные желтые, эти обои! Это заставляет меня думать обо всех желтых вещах, которые я когда-либо видел - не о красивых, вроде лютиков, а о старых грязных, плохих желтых вещах.

Но в этой бумаге есть еще кое-что - запах! Я заметил это, как только мы вошли в комнату, но с таким большим количеством воздуха и солнца это было неплохо. Теперь у нас была неделя тумана и дождя, и независимо от того, открыты окна или нет, здесь запах.

Расползается по всему дому.

Я нахожу его парящим в столовой, прячущимся в гостиной, прячущимся в холле, подстерегающим меня на лестнице.

Попадает мне в волосы.

Даже когда еду кататься, если вдруг поверну голову и удивлюсь - запах есть!

И запах какой своеобразный! Я потратил часы на то, чтобы проанализировать его, найти, как он пахнет.

Неплохо - сначала и очень нежный, но довольно тонкий, самый стойкий запах, который я когда-либо встречал.

В сырую погоду ужасно. Я просыпаюсь в ночи и вижу, что это нависает надо мной.

Сначала меня это беспокоило. Я всерьез задумал поджечь дом - дотянуться до запаха.

Но теперь я к этому привык. Единственное, что я могу придумать, что это похоже на цвет бумаги - желтый запах!

На стене внизу, около швабры, есть очень забавная отметина.Полоса, бегающая по комнате. Он идет за каждым предметом мебели, кроме кровати, длинный прямой, ровный поцелуй , как будто его терли снова и снова.

Интересно, как это было сделано и кто это сделал, и для чего они это сделали. Круглый, круглый и круглый - круглый, круглый и круглый - от этого у меня кружится голова!

Я действительно кое-что обнаружил.

Наблюдая столько по ночам, когда все меняется, я наконец узнал.

Передний образец делает движений - и это неудивительно! Женщина позади трясет!

Иногда мне кажется, что сзади очень много женщин, а иногда только одна, и она быстро ползает, и ее ползание сотрясает все вокруг.

Тогда в очень ярких местах она не двигается, а в очень тенистых местах она просто берет прутья и сильно встряхивает их.

А она все время пытается пролезть. Но никто не мог пройти через этот узор - он так душит; Думаю, поэтому у него так много голов.

Они проходят, а затем узор душит их, переворачивает вверх ногами и делает их глаза белыми!

Если бы эти головы были прикрыты или сняты, было бы не так уж плохо.

Я думаю, что женщина вылезает днем!

И я скажу вам, почему - в частном порядке - я ее видел!

Я вижу ее из каждого окна!

Я знаю, что это одна и та же женщина, потому что она всегда ползает, а большинство женщин не ползают при дневном свете.

Я вижу ее в длинной тенистой полосе, крадущейся вверх и вниз. Я вижу ее в темных виноградных беседках, крадущуюся по саду.

Я вижу ее на этой длинной дороге под деревьями, она ползет, а когда подъезжает экипаж, она прячется под кустами ежевики.

Я ее ни капли не виню. Должно быть, очень унизительно быть застигнутым ползком при свете дня!

Я всегда запираю дверь, когда подкрадываюсь к дневному свету. Я не могу этого делать ночью, потому что знаю, что Джон сразу кое-что заподозрит.

А Джон теперь такой чудак, что я не хочу его раздражать. Я бы хотел, чтобы он взял другую комнату! Кроме того, я не хочу, чтобы кто-нибудь вытаскивал эту женщину ночью, кроме меня.

Я часто задаюсь вопросом, смогу ли я увидеть ее сразу из всех окон.

Но повернись так быстро, как я могу, я могу видеть только одну из них одновременно.

И хотя я всегда ее вижу, она , возможно, может ползать быстрее, чем я могу повернуться!

Я иногда наблюдал, как она иногда далеко, на открытой местности, ползет со скоростью облачной тени на сильном ветру.

Если бы только этот верхний узор мог отделиться от нижнего! Я хочу попробовать, понемногу.

Я обнаружил еще одну забавную вещь, но на этот раз не скажу! Не стоит слишком доверять людям.

Осталось всего два дня, чтобы разобрать эту газету, и я думаю, Джон начинает это замечать.Мне не нравится его взгляд.

И я слышал, как он задавал Дженни много профессиональных вопросов обо мне. У нее был очень хороший отчет.

Она сказала, что я много спал днем.

Джон знает, что я плохо сплю по ночам, хотя я такой тихий!

Он тоже задавал мне всевозможные вопросы и притворился очень любящим и добрым.

Как будто я его не вижу!

И все же я не удивляюсь, что он так себя ведет, спит под этой бумагой три месяца.

Это только меня интересует, но я уверен, что Джона и Дженни это втайне затронуло.

Ура! Это последний день, но этого достаточно. Джон должен остаться в городе на ночь и не выйдет до вечера.

Дженни хотела переспать со мной - хитрая штука! но я сказал ей, что мне, несомненно, лучше выспаться на ночь в одиночестве.

Это было умно, потому что я был немного не один! Как только наступил лунный свет и эта бедняжка начала ползать и трясти узор, я встал и побежал ей на помощь.

Я тянул, и она тряслась, я трясла, и она тянула, и еще до утра мы сняли несколько ярдов этой бумаги.

Полоса примерно в мою голову и в половину комнаты.

А потом, когда пришло солнце и этот ужасный узор начал надо мной смеяться, я заявил, что закончу его сегодня!

Мы уезжаем завтра, а они снова убирают всю мою мебель, чтобы оставить все как было раньше.

Дженни в изумлении посмотрела на стену, но я весело сказал ей, что сделал это из чистой злобы на злобу.

Она засмеялась и сказала, что не прочь сделать это сама, но я не должен уставать.

Как она тогда себя выдала!

Но я здесь, и никто кроме меня этой бумаги не трогает - не живым!

Она пыталась вытащить меня из комнаты - слишком уж патентовано! Но я сказал, что теперь там так тихо, пусто и чисто, что мне казалось, что я снова лягу и высплюсь изо всех сил; и не разбудить меня даже к обеду - я звонил, когда просыпался.

Итак, теперь она ушла, и слуги ушли, и вещи ушли, и не осталось ничего, кроме прибитой большой опоры для кровати с тканевым матрасом, который мы нашли на ней.

Сегодня мы будем спать внизу, а завтра отправимся на лодке домой.

Мне очень нравится комната, теперь она снова пуста.

Как эти дети рвались здесь!

Эта кровать изрядно обглодана!

Но я должен приступить к работе.

Я запер дверь и бросил ключ на переднюю дорожку.

Я не хочу выходить, и я не хочу, чтобы кто-нибудь входил, пока не придет Джон.

Я хочу его удивить.

У меня здесь веревка, которую даже Дженни не нашла.Если эта женщина выйдет и попытается убежать, я могу связать ее!

Но я забыл, что без опоры далеко не уйду!

Эта кровать будет , а не двигаться!

Я пытался поднять и толкать его, пока не стал хромым, а потом я так разозлился, что откусил кусок в углу - но это повредило мне зубы.

Затем я снял всю бумагу, до которой мог дотянуться, стоя на полу. Он ужасно держится, и узор просто наслаждается! Все эти задушенные головы, луковичные глаза и плывущие грибковые наросты просто визжат от насмешек!

Я достаточно зол, чтобы сделать что-то отчаянное.Выпрыгнуть из окна было бы замечательным упражнением, но перекладины слишком прочные, чтобы даже пытаться.

Кроме того, я бы не стал этого делать. Конечно, нет. Я достаточно хорошо знаю, что такой шаг неправильный и может быть неправильно истолкован.

Мне не нравится смотреть даже в окно - таких ползающих женщин столько, а они так быстро ползают.

Интересно, все ли они появляются из той обоев, как я?

Но я теперь надежно закреплен на хорошо спрятанной веревке - там не вытащишь меня по дороге!

Полагаю, мне придется вернуться за узор, когда придет ночь, а это сложно!

Как приятно находиться в этой прекрасной комнате и красться, как мне заблагорассудится!

Я не хочу выходить на улицу.Я не буду, даже если Дженни попросит меня об этом.

Ибо снаружи надо ползать по земле, а все зеленое вместо желтого.

Но здесь я могу плавно ползать по полу, и мое плечо просто умещается в этом длинном поцелуе вокруг стены, так что я не могу сбиться с пути.

Да ведь Джон у двери!

Бесполезно, молодой человек, не открывай!

Как он звонит и колотит!

Теперь он плачет по топору.

Было бы обидно сломать эту красивую дверь!

"Джон, дорогой!" - сказал я нежнейшим голосом, - ключ внизу у крыльца, под листом подорожника!

Это заставило его замолчать на несколько мгновений.

Затем он сказал - действительно очень тихо: «Открой дверь, моя дорогая!»

«Я не могу», - сказал я. «Ключ лежит у входной двери, под листом подорожника!»

И затем я повторил это снова, несколько раз, очень мягко и медленно, и сказал это так часто, что ему приходилось идти и смотреть, и он, конечно, понял это и вошел. Он остановился у двери.

"Что случилось?" он плакал. "Ради бога, что ты делаешь?"

Я все так и продолжал ползать, но смотрел на него через плечо.

«Наконец-то я вышел, - сказал я, - несмотря на вас и Джейн! И я снял большую часть бумаги, так что вы не можете вернуть меня обратно!»

А почему тот человек упал в обморок? Но он это сделал, и прямо напротив меня, у стены, так что мне каждый раз приходилось переползать через него!




Создайте библиотеку и добавьте свои любимые истории. Начните, нажав кнопку «Добавить».

Добавьте Желтые обои в свою личную библиотеку. Добавьте Желтые обои в свою личную библиотеку. .

Желтые обои Шарлотты Перкинс Гилман


" Мои обои и я сражаемся на смертельную дуэль. Один или другой из нас должен уйти. "
Предполагаемые последние слова Оскара Уайльда.

Международный женский день идеально подходит для рецензирования этого пугающего рассказа, написанного утопической феминисткой в ​​1890 году. (Да, я начала с Уайльда, но я не смогла устоять, и он также стал жертвой сексуальных предрассудков.)

История

Жена Джона.Невестка Дженни. Мать ребенка. Она анонимна. Она украдкой пишет.

Она физически и психически слаба от «tempora


» Мы с моими обоями сражаемся на смертельный поединок. Один или другой из нас должен уйти. »
Предполагаемые последние слова Оскара Уайльда.

Международный женский день идеально подходит для рецензирования этого пугающего рассказа, написанного утопической феминисткой в ​​1890 году. (Да, я начала с Уайльда, но я не смогла устоять, а он также стал жертвой сексуальных предрассудков.)

История

Жена Джона. Невестка Дженни. Мать ребенка. Она анонимна. Она украдкой пишет.

Она физически и умственно слаба из-за «временной нервной депрессии - легкая истерическая склонность». По совету мужа-врача она вынуждена отдыхать на чердаке арендованного дома. Комната с такими жутко-желтыми обоями, что она становится навязчивой идеей - скорее усугубляя, чем облегчая ее психическую нестабильность.

Но они живут в гиперболически «красивом месте» с «восхитительным садом».Все добрые, заботливые и милые. Ее любящий, задыхающийся муж. Ее невестка управляет домом, помогает ухаживать за ней. И Мэри, у которой «так хорошо получается с младенцем». Читателю ясно, что детские ограничения и запрет на умственные и физические раздражители так же опасны, как и любая свинцовая клетка, несмотря на блестящий замок.

Ее бросают все глубже в яму беспомощности - муж обращается к ней «маленькая девочка». Менее очевидны мотивы ее опекунов.Она безумна по своей природе, ею манипулируют или просто слишком балуют?

Когда она наказывает себя, вы слышите коварные и подрывные слова других: «Иногда я необоснованно злюсь на Джона. Я уверен, что никогда не был таким чувствительным. Думаю, это из-за нервного состояния ».

Вопрос в том, как стать лучше: уступчивость, вызов или психологический побег.

Обои

Описания начинаются комично ужасно, но реалистично:

Один из тех разрастающихся ярких узоров, которые совершают каждый художественный грех.Он достаточно унылый, чтобы сбивать с толку глаз, достаточно выраженный, чтобы постоянно раздражать и провоцировать учебу, и когда вы на небольшом расстоянии следуете по неуклюжим, неопределенным кривым, они внезапно совершают самоубийство - бросаются под невероятными углами, разрушают себя в неслыханных противоречиях ... тлеющий нечистый желтый цвет.

По мере того, как рассказчик теряет контроль над реальностью, образы, кажется, изменяются зловещим, но заманчивым образом с изменяющимся светом. Мне напомнили о Волшебный глаз фотографии, которые были в моде несколько лет в 1990-х, но которые я так и не научился «видеть» в 3D.

Правдивая история

Это полуавтобиографично, но не послеродовой психоз закончил жизнь Шарлотты Перкинс Гилман, ни разочарование, связанное с патриархатом и контролирующим лечением отдыхом. Даже не рак груди сделал все возможное. По ее собственным словам, она взяла под свой контроль и «предпочла хлороформ раку».

Сегодня

В условиях, когда автократический женоненавистник, недавно избранный самым влиятельным человеком в мире, подавление женской автономии, независимо от того, облачается ли она в добрые намерения или нет, становится такой же важной проблемой, как и прежде.Война за равенство еще не выиграна.

Источники, примечания и ссылки

Вы можете бесплатно прочитать историю в Project Gutenberg ЗДЕСЬ.

Немного другой, но столь же провокационный взгляд на аналогичную ситуацию см. В Викторианский шезлонг (мой обзор ЗДЕСЬ), в котором перевозят молодую мать-инвалида 1940-х / 50-х годов (будь то на самом деле или в ее заблуждениях). ) для разума и тела женщины с аналогичным состоянием, но в более ранние, еще менее просвещенные времена.

Источник изображения для желтых обоев:
https: //static.enotes.com/images/cove ...

Принуждение сдирать и очищать кожу называется дерматилломанией или невротическим раздражением . Это обычно рассматривается в спектре ОКР: повторяющаяся, ритуальная форма самоповреждения, снижающая напряжение. Отслаивающиеся обои явно менее вредны для организма, как для душевного состояния…?

.

Смотрите также